Версия для слабовидящих

Город  на пороге своего юбилея,   отрадно, что усилиями  многих организаций, краеведов, сотрудников музея  издана  книга о городе «Новоуральск. Шаги  времени», которая через некоторое время потребует своих поправок и переиздания, ведь это естественный процесс , история города  пишется  у нас на глазах. Я уверена, что у большинства краеведов и жителей  города есть   желание установить мемориальные доски, на том месте   откуда  начался  город, написать путеводитель по его улицам, создать энциклопедию знаменитых людей города. Было  бы  желание  и средства. Но одна  тема, тема ГУЛАГа на территории города остается, закрытой по ряду независящих от нас причин.


Сколько бы не смотрели справок, отчетов  по содержанию заключенных, мы так до сих пор ,наверное ,не узнаем соотношение заключенных, а именно, сколько было политических, сколько «указников», а сколько людей отбывало наказание за совершенное  злодеяние. Увы,   доступ  к личным делам  будет  открыт только в 2028  году, и  только родственникам, ведь личные дела хранятся 75 лет. Сейчас готовится  к  изданию  Книга  Памяти жертв политических репрессий -  жителей нашего города, над  которой работает музей  совместно   с ассоциацией этой организации.

Долгие годы переписка  с архивами дала один результат. Нам повезло, что данный человек, о  котором  мы  практически ничего  не  знали,  ещё жил, несмотря  на  свой  довольно  преклонный  возраст.

 В администрации Загорянска нас уже ждали, довезли до дома , где живет Наталья Апполоновна Лачинова. Типичный дачный домик постройки начала 20 века,  нас встретила очень милая  подвижная женщина, даже не верилось, что ей уже идет 97-й год.  Бросились  в глаза старинные вещи: голландские печи, старые венские стулья, невероятно красивая лампа,  прямо  дом  -  музей  да  и только.  Хотелось побыстрее узнать , что произошло, как она попала на стройку  «ядерного щита России»?

 Россия, которую мы потеряли.


images/newsimg/pervostroitel/Pervostroi%201.JPG Наталья  Апполоновна заговорила, через некоторое время  у меня было  ощущение , что  я давно её знаю,   я словно проживала чужую жизнь.  Я представила , какой ужас испытала красивая молодая, талантливая  балерина её мать, которая виновата  в том, что   к 1917 году она ну не как не могла стать пролетарием. Я смотрела на её портрет, висевший на стене, подлинник был подарен Натальей Апполоновной  музею  - квартире  И. Бродского. Иосиф Бродский написал    портрет  её матери в1916 году. Балерина Чернобаева Нина Сергеевна участвовала в первом Русском сезоне Сергея Дягилева в  Париже, в 1915 году снялась  в фильме Е. Бауэра «Грезы», где сыграла роль  артистки, главной  балерины оперы Тины Виарской.

images/newsimg/pervostroitel/Pervostroi%204.JPG

Отец Апполон Сергеевич последний отпрыск дворянского рода Лачиновых, ведущих свою историю  с 16 века. Их родовое имение  находилось в Пензенской губернии  в Наровчатовском уезде в селе Абашево. В их роду были военные, участвовавшие  в Отечественной войне 1812 года, инспектора  училищ Московской губернии, владельцы винокуренных заводов.  Как  позже  я узнала ещё один  интересный факт, о котором Наталья Апполоновна не успела упомянуть. Её прадед  был женат на дочери  писателя Ивана Дементьевича Куприна. Само село Абашево вошло  в историю благодаря гончарному промыслу и прославленной народной абашевской игрушке.

В 1917 году агрессивные действия против помещиков набрали силу. Хозяева вынуждены были покинуть село. Расхищены и уничтожены заводы, разграблены усадьбы. Воинские отряды фактически не препятствовали разгрому. Крестьяне требовали раздела помещичьей земли. Весной 1918 года новые власти составили акт об остатках имений. В нем записано, что в имении А.С. Лачинова посева хлеба не было, паровой двигатель винокуренного завода сломан, деревянный флигель передан для кооперативной лавки. Дом позднее определен под школу. Остались без ухода два сада в 5 десятин.

Наталья Апполоновна вспоминала, что  до 5 класса воспитывалась  в традициях  русских дворянских семей прекрасно владела немецким и французским языками. Когда она начала читать наизусть стихи Тютчева, Некрасова, Пушкина мне стало неловко, что мы не сможем составить ей компанию и продолжить начатые ею стихи…

В 8 лет маленькая Наташа заболела туберкулезом, чтобы спасти девочку, родители купили дачу на чистой воздухом  Загорянке и завели корову – надо было отпаивать единственную дочь молоком.

Апполон Сергеевич  окончил  знаменитый Санкт- Питербургский  технологический  институт. По специальности он был инженер – строитель. Наташа пошла  по его стопам и окончила Московский  институт железнодорожного  транспорта. Позже специальность  строителя её спасла  от смерти  в лагерях.

А пока в 30-е в семье было табу говорить о дворянском происхождении. Отца долгое время не брали на работу из – за его прошлого. Семья голодала. Мать продала все семейное золото, чтобы выжить. Когда  началась  Великая Отечественная  война отец записался  в народное ополчение, но смерть пришла раньше, он умер от инсульта.

Болтун – находка для шпиона!

images/newsimg/pervostroitel/Pervostroi%203.JPG

Наталья вместе  с другими выпускниками – железнодорожниками строила оборонительные укрепления  под Смоленском, была даже ранена  в ногу. Отправлена  обратно в Москву. По выздоровлении  получила направление на станцию Красная Пресня Московской железной дороги.

Работала начальником механической мастерской в изоляционно- пропускном  пункте, где дезинфицировали и латали эшелоны  с фронта.

 Шел 1944-й год. Однажды к ней  подошла заплаканная  работница и  попросила  три  дня  на  похороны ребенка .Женщина рассказала, что  в детском  саду  умерло сразу  несколько детей- то ли  от  голода,  то ли  от  плохого  ухода. Наталья  Апполоновна  в сердцах  сказала: «Что же  это  такое? В детских садах детей морят  как котят!»

Бдительность – добродетель советского  человека. Про  детские  сады   донесли. Вот  где  припомнили её  происхождение. Наталье Апполоновне дали 10 лет  лагерей. Сначала метрострой в Москве, а потом отбывала наказание  в Тавдалаге. Когда зашла  в барак, то не могла сразу понять, почему  стена  шевелится, подошла  поближе и  увидела живую  стену  из  клопов.


По статье 58 пункта 10 части второй  она переходила из мест заключений. С 10 августа  1947 года   прибыла в ИТЛ – 100 (исправительно- трудовой  лагерь ), что  был  расположении  на  территории  строящегося  секретного объекта ( завода № 813), она  попала в ОЛП № 4 (отдельный  лагерный пункт). Личное дело под номером 8932. На всю жизнь запомнилась густая баланда, вместо воды, что  давали  в Тавдалаге. С 3 июля 1948  находилась  в первом  лагерном  отделении. «Урановый проект» требовал  много сил, поэтому  питание  в ИТЛ- 100 отличалось, от  того что  ей пришлось  пережить. Работали на совесть. За  хорошую работу платили деньги. Все до  копеечке отсылала маме  в Подмосковье. До  окончания  срока  оставалось  3 года. Наталья Апполоновна  работала  техником  - строителем. С её мнением  считались,  а  однажды  она  спасла не  только  себя…

Во  время  строительства  одного  из  объектов она  обратила  внимание, что   на  стене  появились микроскопические  трещины . Оказалось, что заключенные, которым абсолютно безразлично из  чего строить, лишь бы день лагерный скорее закончился, несколько рядов кладки выложили  мягким облицовочным  кирпичом. Если  бы  Лачинова не заметила трещин, стена  здания непременно бы  обрушилась. Можно  представить, сколько  голов  она  спасла. Этот  случай  был  хорошим  уроком для  начальства. Наталье Апполоновне скостили  три года.

Рассказала про каменоломню  на «Иван – горе»( где сейчас расположились  частные  коттеджи в поселке Верх – Невинском), здесь  содержались особо  опасные  рецидивисты и политические. Все  политические практически были «доходяги», чтобы   выжить  был  придуман изощренный способ – доносить  о  готовящемся  побеге начальству, тогда  можно  было  получить лишнюю пайку.

images/newsimg/pervostroitel/Pervostroi%202.JPGОсвобождение пришло 19 февраля 1951 года. Однако  с лагерной жизнью  рассталась не сразу. Работала  в бригаде  вместе  с  заключенными. Только  возвращалась  уже  не  за колючую проволоку , а  в такой  же примерно барак, что  были  отстроены заключенными  в Западном поселке. Вышла  на волю, и  кроме  предоставленного барака, деревянного каркаса вместо кровати, который набила опилом, ничего не было. В городе при её участии построено много объектов. Строила  она  и  театр. И  на  торжественное открытие  театра в начале ноября 1951 года, на  котором  присутствовал  весь свет строительства, завода, пригласили  и её , единственную  из бывших заключенных. К тому  времени успела скопить деньги, купила черный  сатин и сшила длинное  вечернее платье. Выезжать бывшим заключенным  из города категорически запрещалось. Однако помог Джилавян Завен  Сумбатович, фамилию которого с легкостью вспомнила. Он помог устроиться   в Верхнем  Тагиле на ГРЭС, потом она  работала  в Караганде, и только  в 1959 году разрешено было посетить родной Загорянск. В этом  же  году  на  руках Натальи Апполоновны скончалась мать.

Наталья Апполоновна призналась, что  радостных моментов  в жизни ой  как мало было. И  с улыбкой: «Самое счастливое  время  у меня сейчас. Есть  крыша над головой, есть  что  поесть и  что  надеть. Много ли  человеку надо?». В чем источник её долголетия? И опять  с улыбкой : «Все очень  просто, каждый день  обливаюсь холодной водой.»

Однако хотелось  узнать, кто ещё по политической статье   отбывал срок, кого она помнит.    Вспомнила  только   три фамилии. В архиве МВД по Свердловской области узнали, что некий профессор Львов Б.П.  на самом  деле в картотеке  он  числился  как инженер – гидротехник  был  осужден по статье 58 военным  трибуналом Северного флота и с 1950 года был отправлен  в Дальстройлаг. Кичигина В.Г. осуждена по  статье 15-68 Таджикской ССР, что  приравнивалась  к 58-й, и  тоже  в 1950 году этапирована  в Дальстройлаг. Поиск продолжается.

 Жидкова  О.П. –директор МБУК «НИКМ»