Версия для слабовидящих

В преддверии 23 февраля – Дня защитника Отечества в Новоуральском историко-краеведческом музее состоялась встреча с ветеранами Великой Отечественной войны.

Понятие «Защитник Отечества» имеет очень широкий смысл и возрастных границ у этого понятия не существует. Ведь это не только солдат, умеющий держать оружие и поставленный защищать границы своей страны.

Под Отечеством принято понимать страну предков человека, отчизну, Родину. Это и природа, и человек, и существующие порядки и традиции, и культурное наследие, и многое-многое другое. Все это Отечество.

Настоящий защитникбудет защищать ценности, принципы жизни и нравственного поведения, основанные на бережном отношении к природе, к своей стране, к родителям и друзьям, к другим людям. Он будет защищать традиции и наследие, которое оставили ему родители. Наследие наших предков – это то, чем мы гордимся, то, что позволяет человеку оставаться Человеком.

Ошибочно считать этот праздник мужским, так как на защите Отечества всегда плечом к плечу вместе с военными стояли и дети, и гражданские люди и, конечно же, женщины.

Своими воспоминаниями с учащимися 6 а класса МАОУ «Гимназия» (классный руководитель Потапова Светлана Александровна) поделились лейтенант медицинской службы Зинаида Михайловна Галат,  медицинская сестра Валентина Никитична Достовалова, ефрейтор Лидии Петровна Ханжина. Многое выпало на долю молоденьких девчонок, видели они смерть и страдания раненых бойцов, разрушенные города и деревни, но  у всех было одно желание – поскорее разгромить врага и вернуться домой.

Ребята от всей души поблагодарили ветеранов и подарили литературно-музыкальную композицию на стихи К. Симонова.

Уходят от нас ветераны, все меньше свидетелей войны. Поэтому пока не поздно, хочется как можно больше узнать о тех трудных героических годах. Такие встречи важны и необходимы для подрастающего поколения.

 

Из книги «Судьбы фронтовые», Новоуральск, 2005 г.:

Галат Зинаида Михайловна

За год до начала войны я закончила фельдшерско-акушерскую школу и работала в селе фельдшером. Мне шел девятнадцатый год, когда началась война. В первый же день войны получила назначение в отдельную роту медицинского усиления 22 армии. Эта армия была сформирована на базе войсковых частей и соединений Уральского военного округа в начале войны.

Раненых размещали в домах в только что освобожденной деревне или палатках в лесу, иногда на полу или на нарах. Работали в очень трудных условиях, когда на фронте шли ожесточенные бои. Приходилось сутками трудиться без сна и отдыха, по 13-14 часов, не отходя от операционного стола, порой присядешь на минутку и тут же засыпаешь.

Я работала старшей медсестрой, воинское звание — лейтенант  медицинской службы, в токсико-терапевтической группе, оказывали помощь раненым, и в хирургической группе операционной сестрой.  Непрерывная работа за жизнь раненых требовала большого физического и душевного напряжения. Раненым нужна была не только медицинская помощь и уход. Мы выхаживали раненых теплом своих сердец, внушали веру и надежду в скорейшее выздоровление.

Нередко приходилось отдавать свою кровь, спасая этим жизнь раненых. Особенно запомнились мне налеты  вражеской авиации на станцию Торонец Калининской области. Это прифронтовая станция, где стояли эшелоны с боеприпасами, цистерны с горючим и эшелоны с ранеными, предназначенные для отправки в тыл. Когда  рвались снаряды и цистерны с горючим, раненые пытались, кто мог, выползти из вагонов и, насколько хватало сил, ползти дальше. Нам пришлось оказывать помощь этим пострадавшим, и надо было видеть и понять состояние этих людей. Многие  остались живыми на поле боя, а погибли здесь. Душевная чуткость и доброта наших глаз помогали облегчить страдания.

На моем счету нет уничтоженных фашистов, мы не ходили в атаку, но мне приятно осознавать, что четыре трудных года мы, медики, сражались за человеческие жизни.          

Много лет прошло с тех пор, но я буду помнить, и вечно будет жить в моем сердце день 9 мая 1945 года, когда на Румынской земле мы получили радостную весть об окончании войны. Но радость была омрачена в сентябре 1945 года новым известием о начале войны с Японией. Меня направили на восток фельдшером 199-го отдельного батальона связи. Служила на Камчатке до апреля 1947 года.

Как бывший солдат, как мать и бабушка, хочу для всех людей на земле чистого неба, спокойной ночи, солнечного трудового дня. 

 

Достовалова Валентина Никитична

Как и все 14-16-летние подростки, я в 16 лет пошла работать токарем-операционником в ново-механический цех военного завода 705, он был эвакуирован из Днепродзержинска и к ноябрю 1941 года уже работал в полную силу и выпускал снаряды для фронта.

По условиям работы и физическим нагрузкам наш цех был самым трудным участком на заводе. Работали мы, как и все по двенадцать часов в день без выходных дней. Не было ни спецодежды, ни защитных очков, ни мыла, ни полотенец. Очень быстро изнашивалась обувь и одежда. Мы все очень уставали, болели руки, ноги, хотелось спать и есть. Но мы работали и никому не жаловались.

Без отрыва от производства я училась на курсах медсестер. В марте 1943 года я на отлично их окончила. А с 5 апреля 1943 года по рекомендации хирурга Валентины Николаевны меня перевели на работу медсестрой хирургического кабинета поликлиники этого же завода.

Медсестрой я поработала пять месяцев, когда узнала о формировании эвакогоспиталя 3104 на базе госпиталя 3118. Я не могла упустить шанс, чтобы уехать на фронт вместе с этим эвакогоспиталем.

Наш эшелон первым прибыл в Смоленск после его освобождения Советской Армией от фашистов. Ночь. Тишина. Кругом разрушенные и догорающие дома. Слышно, как на этих костровищах потрескивают головешки. И среди этой тишины громкие ругательства коменданта города, который ожидал оружие и боеприпасы, а прибыли безоружные медики.

Для нашего эвакогоспиталя 3104 было выделено четыре полуразрушенных здания без окон и дверей, с проломленной крышей. Все помещения были захламлены. Нам нужно было привести в порядок помещения.

Вскоре началось наступление наших войск, и на нас хлынул массовый поток раненых на всех видах транспорта: пеших, на подводах, на машинах, с «летучки». Некуда было их размещать. Всех кормили, успокаивали. Не успевали перевязывать. Приходилось принимать раненых без санитарной обработки. Воды не хватало (воду возили на подводах в бочках  за пять километров). Ближе к вечеру я шла в перевязочную сортировочного отделения. Там я перевязывала и гипсовала ноги этих искалеченных войной мальчишек.

В январе 1944 года я начала работать перевязочной медсестрой 1-2 хирургического отделения. Ничего лучшего для себя я не желала.

В январе 1944 года изменился профиль нашего госпиталя. С этого времени к нам стали поступать бойцы, раненые в грудную клетку, живот и верхние конечности. Наш госпиталь был единственным на третьем Белорусском фронте такого тяжелого профиля. Я научилась накладывать гипсовую повязку. Это у меня получалось лучше, чем у других. Ведущий хирург майор Гурьян Елизар Викторович для этой работы выбрал меня.

Часто к нам в эвакогоспиталь приезжал ведущий хирург 3-го Белорусского фронта Бурденко. Они вместе с Гурьяном придумывали специальный клей и пробовали его на перевязке. Все эти перевязки поручалось выполнять мне под их непосредственным руководством. Я очень старалась и гордилась тем, что я работаю с такими талантливыми людьми такого высокого ранга.

Победу в мае 1945 года мы встретили в немецком городе Инстенбурге (ныне Черняховск) Восточная Пруссия. Туда наш ЭГ приехал в феврале 1945 года.

А дальше – дальняя дорога через всю страну мы ехали эшелоном тридцать семь дней на Дальний Восток.

Мы свой госпиталь не «разворачивали». Нашу группу направили на подмогу в Барановку в ЭГ 3108. Там мы проработали очень недолго.

29 августа по радио объявили, что Япония капитулировала.

23 октября наш ЭГ 3104 расформировали, и все мы разъехались кто куда.

К 7 ноября 1945 года я была уже дома в городе Каменск-Уральском.

 

Ханжина Лидия Петровна

Защищать Родину я пошла добровольно после комсомольского призыва. С апреля по июнь 1942 года училась в Саратове, получала знания по связи, училась стрелять из пулемета, постигала азы разведки. Потом нашу часть направили на передовую, на Калининский фронт.

По дороге наш эшелон обстреляли два немецких самолета. Они шли на бреющем полете и из пулеметов стреляли по вагонам. Нам была дана команда освободить вагоны и укрыться. Железная дорога проходила вдоль леса, и мы, конечно же, побежали в лес. Наши пулеметчицы вели огонь по уходящим самолетам, но достать их огнем уже не смогли.

Понемногу мы отошли от испуга и начали садиться в вагоны. Прозвучала команда «Воздух!». В этот раз наши девушки встретили вражеские самолеты сильным пулеметным огнем. Один самолет загорелся, упал в поле и взорвался. Второй успел скрыться.

Когда наступило затишье, мы снова стали собираться в вагоны. Но некоторых девчонок уже не было среди нас: кто-то был ранен, кто-то погиб. Был убит и наш командир пулеметной роты. До этого боя даже как-то не думали, что могут ранить или убить — молодые совсем были.

Это было мое боевое крещение. За отличные действия получила звание «ефрейтор» и была назначена командиром отделения разведки.

В Калинине часть сформировали и направили в Прибалтику. Затем Украина, Западная Белоруссия.

Запомнился путь от Минска до Молодечно. Вдоль железной дороги по обе стороны стояли столбы, а на них — повешенные…

На всю жизнь осталась в моей памяти война, в победе которой есть крупица и моей помощи, моего ратного труда.

Победу встретила в городе Лида, в Белоруссии.